Когда жила жанна дарк. Кто осудил Жанну на сожжение? Суд над Жанной д’Арк и её казнь

Процесс века: Жанна д’Арк в Руане

Когда жила жанна дарк. Кто осудил Жанну на сожжение? Суд над Жанной д’Арк и её казнь

С началом рассказа о суде над Жанной д’Арк можно ознакомиться здесь. Материал публикуется в авторской редакции.

В первой части нашего краткого исследования по судебному процессу Жанны д’Арк мы выяснили, что её устранение с военно-политической шахматной доски было выгодно всем сторонам конфликта – англо-бургундцам, королю Франции и церковным властям, поддерживавшим бургиньонов и английского регента Бедфорда.

Столь независимая и неконтролируемая фигура не могла оставаться в игре – если король Карл де Валуа о Жанне просто «забыл» ради ослабления стоявших за продолжение войны радикалов, а Филипп Бургундский вообще предпочёл не вмешиваться, то англичанам требовалось одно: осуждение «ведьмы» церковным судом с соблюдением всех требующихся процедур.

Тут необходимо заметить, что от Жанны тихо отступилась и французская церковь – причины были не менее объективны чем «забывчивость» короля Карла.

Епископ Шартрский, исходно относившийся к Деве настороженно (кто она такая, чтобы говорить от имени Бога?!), отлично понимал, что начавший распространяться в низах «культ Девы» и её фанатичное почитание отдельной партией дворян не приведут ни к чему хорошему – «святая во плоти», которую невозможно контролировать и направлять? Нет, благодарим. Это совершенно излишне! История сохранила строки из письма архиепископа Реймсского: «…она не следовала ничьим советам, но всегда поступала по-своему», что в церковной практике, совершенно очевидно, являлось завуалированным обвинением в отсутствии смирения и послушания – сиречь, грехом. Скажем больше, церковные прелаты отлично помнили не столь уж давний пример чеха Яна Гуса, сожжённого в 1415 году: Жанна в глазах простецов могла стать французским визави Гуса, «народной святой», при этом абсолютно неуправляемой…

Пленение Жанны в Компьене (картина Адольфа Дилленса, 1850 г.)

Инквизиционный процесс был неизбежен – Дева мешала всем, при этом она доселе оставалась опасной: регент Бедфорд недаром отказался от проведения суда в Париже, зная буйный нрав горожан, способных поднять бунт. Может быть, Париж и недолюбливал арманьяков, но его жители оставались французами, относившимися к оккупантам-англичанам не менее недружелюбно, чем к партии короля Карла де Валуа.

Парижский университет, столкнувшись со столь любопытной задачей, жаждал провести суд в столице, но регент из вполне прагматичных соображений безопасности перенёс процесс в Руан – по крайней мере, герцог Бэдфорд мог быть полностью уверен в лояльности тамошнего капитула и прежде всего епископа Кошона, тогда как университет вполне мог проявить ненужные самостоятельность и независимость.

Если с персоной Жанны и её ближайших соратников мы ознакомились в достаточной мере, то давайте сейчас взглянем на главного противника Девы – личность весьма примечательную.

Епископ Пьер Кошон

Для своего времени епископ Кошон являлся человеком наиобразованнейшим – магистр искусств, лиценциат канонического права, отслушал шесть курсов теологии из восьми, дважды занимал пост ректора Парижского университета.

Церковная карьера не менее блестящая: с 1410 года назначается видамом, сиречь епископским управляющим, в Реймсе, спустя четыре года участвует в Констанцском соборе, в 1420 году получает митру епископа Бовэ.

Убеждённый бургиньон, епископ в 1419 году едва унёс ноги от развязавших террор арманьяков, а десять лет спустя ему пришлось бежать из Реймса прямиком перед бескровным взятием города армией дофина и коронацией Карла де Валуа.

Однако и в родной епархии Бовэ его не приняли – горожане изгнали не только англо-бургундцев, но и сотрудничавшего с ними епископа: надо учесть, что Пьер Кошон уже много лет являлся советником герцога Бедфорда.

Кошон накрепко запомнил, кому он обязан потерей епархии – Жанне по прозвищу Дева.

Следует понимать, что в отношении епископа к девице из деревни Домреми присутствовали и личные мотивы, как Пьер Кошон ни пытался бы это скрыть.

Как только стало известно о пленении Жанны, Кошон развил прямо-таки бешеную активность, которую трудно объяснить одним лишь желанием угодить герцогу Бедфорду, требовавшему осуждения «ведьмы».

Епископ в свои 59 лет (возраст не преклонный, но для XV века вполне солидный) срывается из Руана в резиденцию Филиппа Бургундского с требованием передачи пленницы в его распоряжение, затем посещает Жана Люксембургского, несколько месяцев ведёт активные переговоры о выкупе и, наконец, добивается своего – достигнута договорённость о переуступке схваченной Девы за 10 тысяч ливров. Надо заметить, что Кошон, как номинальный епископ Бовэ, не имел власти над церковным капитулом Руана – другая епархия, но до завершения суда его назначают «исполняющим обязанности», что само по себе примечательный прецедент, свидетельствующий о его настойчивости и влиянии.

Как мы уже указывали, регент Бедфорд и английское правительство преследовали одну цель: церковный суд обязан был хоть мытьём, хоть катаньем доказать, что Жанна по прозвищу Дева еретичка, а ещё лучше – пособница дьявола, ведьма и посланница ада.

Следовательно, все её действия безбожны и направляемы нечистым, в том числе коронация Карла де Валуа. Раз коронация противна Богу и церкви, значит король незаконен – в который раз мы вспомним о религиозном и мистическом менталитете той эпохи: всё, что не от Бога, то от нечистого.

В случае признания Жанны виновной Бедфорд получал на руки серьёзнейшие козыри – как политические, так и пропагандистские.

Джон, герцог Бедфорд (гравюра XVIII века)

И вот здесь возникает одно существенное «но», на которое большинство исследователей не обращает внимания. Пьер Кошон при всей своей нелюбви к арманьякам и «незаконному» королю Карлу не имел права и физически не мог нарушить каноны церковного права и подтасовать или фальсифицировать доказательства обвинения – это грех, причём грех очень серьёзный.

Даже если бы епископ и решился на такое, его моментально схватили бы за руку: в процессе участвовало множество клириков. Число заседателей исходно было определено в полсотни, но потом дошло практически до ста, в их число входили уважаемые теологи, университетские доктора, аббаты, учёные монахи.

Следовательно, Кошон обязан был действовать строго по правилам.

Понятия о грехе и спасении души в те времена являлись не пустым звуком: для любого человека, от короля и герцога до распоследнего пастуха или золотаря, адское пламя и сияние рая были осязаемы и близки.

Тем более, грешить против законов, установленных Богом и церковью, не мог священнослужитель, как бы он ни был политически ангажирован.

Но и тут есть свои нюансы – помимо личной обиды на Жанну, у Пьера Кошона существовал и другой мотив, который с предельной точностью сформулировал французский историк Жан Фавье:

«…Для такого человека, как Кошон, Жанна не могла быть посланницей Бога. Разве Бог изгнал бы его, епископа, из собственного собора? Если миссия Жанны имела божественную природу, значит, Кошон тридцать лет своей жизни служил злу.

Попав под власть силлогизма своей жизни, он не желал видеть истину, потому что она означала бы для него приговор – в той мере, в какой Кошон не выходил за рамки ментальных категорий всей своей жизни. Для богослова Кошона Жанна была злом.

И потом, чем для епископа могла быть христианка, которая поучает клириков и для чьей веры больше подходит прямой диалог со святыми, чем обязательное посредничество церкви?»

И вот с таким багажом епископу Кошону поневоле приходилось быть объективным и соблюдать установленные законы, дабы не впасть в грех. Тем более что цель инквизиции – не наказание как таковое, а спасение души грешника…

Начало процесса

В XV столетии знали толк в документировании событий и бюрократии, причём знали не хуже, а то и лучше, чем в наши времена.

Столь громкий (по замыслу организаторов) инквизиционный суд должен был стать орудием пропаганды, а следовательно, секретариат в точности фиксировал всё, что происходило на процессе – показания обвиняемой, слова свидетелей, вопросы и ответы. Абсолютное большинство этих материалов дошло до нашего времени.

Кстати, к вопросу о бюрократии. Столь серьёзный суд с многочисленными участниками-заседателями, охраной и большими расходами на содержание должен был финансироваться – это взяло на себя правительство регента Бедфорда.

Суммы известны: гонорар Пьера Кошона составлял 750 ливров (с содержанием золота в ливре 8,27 грамма), заседатели получали по ливру за каждый день работы, оплачивались проезд, съём жилья, питание.

Общая сумма, потраченная англичанами на обеспечение процесса, до нас не дошла, но она очень и очень внушительна – по грубым оценкам, от 15 до 20 тысяч ливров, а возможно, и больше – герцог Бедфорд не скупился.

3 января 1431 года англичане официально передают Жанну под юрисдикцию инквизиции с формулировкой «…чтобы всякий раз, когда это понадобится названному епископу, люди [короля] и чиновники, которым поручена её охрана, будут выдавать ему сию Жанну, чтобы он мог её допрашивать и судить согласно Богу, разуму, божественному праву и святым канонам». Вот тут-то у Пьера Кошона и возникают первые существенные затруднения в отправлении церковного права.

Пьер Кошон во время суда над Жанной (средневековая миниатюра)

Как мы упоминали в предыдущей части, Sanctum Officium, священная инквизиция, являлась своего рода службой социальной и государственной безопасности Средневековья, противодействующей покушениям на основы общественного устройства.

Инквизиция была полностью отделена от светских властей, пускай и сотрудничала с ними – на положении старшего партнёра, поскольку системообразующим ядром католического мира являлась Святая Мать Церковь, а не светские государства.

Соответственно, все, кто попадал под церковный суд по обвинениям духовного характера, обязаны были содержаться отдельно от обычных преступников, проходящих по административным или уголовным делам, дабы «не распространять зловоние ереси и не склонять к ещё большему греху».

Англичане настояли, чтобы Жанна д’Арк содержалась именно в светской королевской тюрьме, а не в епископской – что само по себе было грубейшим нарушением процессуальных правил инквизиционного суда как структуры абсолютно независимой.

Безусловно, Пьер Кошон испытывал сильное давление со стороны своих английских патронов, не желавших выпускать столь ценную пленницу из своих рук – когда один из церковных прелатов, участвовавших в предварительных слушаниях, попытался указать на этот факт, Кошон мрачно заявил, что перевод Жанны в тюрьму инквизиции «не понравится англичанам».

Возникли и другие неприятные сюрпризы. Инквизиция была организацией строго централизованной, подчинявшейся Риму, но в каждом регионе назначался свой инквизитор, чья ответственность распространялась строго на вверенную ему территорию.

Доминиканец Жан Граверан, генеральный инквизитор Франции, поспешил избежать присутствия на процессе, понимая, что он не вправе ввязываться в конфликт между Францией и Англией, поскольку это бросит тень на его непредвзятость – глава французской инквизиции отговорился спешным делом и чрезвычайной занятостью.

Викарий Руанский, то есть представитель Sanctum Officium в самом городе, Жан Леметр, тоже сперва игнорировал крайне настоятельные предложения участвовать в суде, но по приказу Граверана всё-таки занял своё место среди заседателей лишь в марте 1431 года – большое начальство, очевидно, спихнуло ответственность на подчинённого, а церковная дисциплина тогда была куда строже армейской.

Словом, при всём старании епископа Кошона хоть как-то соблюсти приличия и следовать непреложным правилам, получалось плохо – во-первых, из-за давления Бедфорда, во-вторых, из-за очевидных проблем с коллегами по ремеслу: если английские капелланы и прелаты сомнений не испытывали, то этнические французы отлично представляли себе потенциальный репутационный ущерб из-за участия в столь щекотливом деле. Это усугублялось тем, что двор Карла де Валуа хранил абсолютное молчание относительно дела Жанны – неизвестно, как завтра повернётся военная обстановка, англичане ослаблены и не пользуются поддержкой в народе и среди дворянства, Филипп Бургундский ищет контактов с Карлом для тихого примирения… Словом, ситуация сложилась крайне двусмысленная, как в известной загадке с запятой, которую нужно поставить во фразе «казнить нельзя помиловать».

Не сомневался только епископ Пьер Кошон – он давно сделал свой выбор в пользу бургиньонов, а значит и англичан. Трудности? Что же, скрепя сердце их придётся преодолеть.

После закрытого предварительного следствия в среду 21 февраля 1431 года Жанна по прозванию Дева предстала перед судом инквизиции в капелле Руанского королевского замка. Но о том, что произошло дальше, мы расскажем в следующий раз.

Список использованной литературы:

  1. Favier J. La Guerre de Cent ans. – Paris: Fayard, 1980
  2. Pernoud R. Jeanne d'Arc (avec Madeleine Pernoud). – Seuil, 1981
  3. Gilliot Christophe. Orléans 1429: Siège de jour le jour. Broché. – 1 janvier 2008
  4. Басовская Н. И. Столетняя война. Леопард против лилии. – Москва: АСТ: Астрель, 2010
  5. В. И. Райцес. Процесс Жанны д'Арк – М.-Л., Изд. «Наука», 1964
  6. Ольга Тогоева. Карл VII и Жанна д’Арк: утрата девственности как утрата власти.
  7. Wheeler B. Joan of Arc’s sword in the stone // Fresh Verdicts

Источник: https://warspot.ru/4620-protsess-veka-zhanna-d-ark-v-ruane

Почему Жанна д’Арк добровольно пошла на смерть?

Когда жила жанна дарк. Кто осудил Жанну на сожжение? Суд над Жанной д’Арк и её казнь

В те времена, когда люди умели видеть знаки, многие строили свою судьбу, следуя предсказаниям мудрецов и оракулов. Но эта девушка вершила судьбы государств и государей, основываясь на собственных видениях.

Есть легенда о пророчестве колдуна Мерлина относительно судьбы Франции. В ней волшебник предрекает гибель Франции из-за распутницы и спасение ее невинной девой. Королева Изабелла Баварская как никто подходила под описание Мерлина.

Молва обвиняла ее во всех грехах, вплоть до отравления дочки и издевательстве над утратившим разум мужем, королем Карлом VI.

Заставив безумного монарха подписать документ о передаче Франции английскому королю, Изабелла короновала своего зятя, а собственного сына отлучила от престола, объявив незаконнорожденным – и все только для того, чтобы остаться до конца жизни французской королевой-матерью.

Сын не собирался просто так сдавать королевские регалии, принадлежавшие ему по праву, завязалось противостояние. Но со временем знать устала от войны и интриг, у дофина осталось минимум сторонников, последним оплотом его сопротивления стал Орлеан, да и тот уже год был в осаде. Шел 1429 год, Франции грозила полная потеря независимости. Но предсказанное появление девы-спасительницы стало тем чудом, на которое уже даже не надеялись дофин Карл и остатки его войск.

«Жанна слышит голоса». Эжен Тирион, 1876 год. wikimedia

Явление святых

Видений у Жанны была масса. Сначала ей являлся архангел Михаил, потом к нему присоединились две святых: Маргарита и Екатерина. За три года эти видения убедили девушку в ее исключительности, и в 16 лет Жанна решила, что пора действовать.

Осмеянная комендантом города Вокулёр, которому она объявила о возложенной на нее миссии, Жанна делает первое пророчество. Она говорит о будущем поражении французов под Орлеаном.

После того как предсказание сбылось, к Жанне отнеслись серьезнее, удовлетворили ее просьбу о разрешении носить мужскую одежду, дали отряд для сопровождения и доложили дофину о ее прибытии.

Проверка

Дофину не с руки было снисходить до встречи с простолюдинами, поэтому он, пытаясь обратить все в шутку, посадил на трон одного из придворных, а сам затесался в толпу присутствующих.

Если бы Жанна, объявленная в донесении  пророчицей, не распознала подмены, можно было бы не потерять лица, посмеявшись над неудачницей. Но Жанна безошибочно подошла к Карлу и приветствовала его как короля. После разговора с Жанной Карл устроил ей ряд проверок, отправив девушку в Пуатье.

Все они доказали ее целомудрие, смирение и благочестие. Возвратившиеся с ее родины гонцы тоже подтвердили безупречность репутации Жанны.

Богословы просили у нее знамения, чтобы подтвердить божественность происходящего, но Жанна ответила, что знамением будет коронация Карла во дворце Реймса, а до этого будет снята осада Орлеана. Воодушевленный таким поворотом Карл отдал под начало Жанны армию, тем более что Жанна во всеуслышание заявила законность его прав на престол, и заявила это именем Бога.

Известны еще два ее предсказания того периода. Одно – о возвращении герцога Орлеанского из Англии, а второе – покорение королем Парижа. Оба на тот момент казались невыполнимыми. Еще в одном видении явилось Жанне знамя с изображением ангела и королевским гербом; кроме того, она указала место, где следовали искать меч с пятью крестами. Меч нашли.

Имея в распоряжении, по сути, небольшой отряд, Жанна за несколько дней сделала то, что французское войско не могло сделать год: отбила у англичан Орлеан.

Освобождение Орлеана назвали чудом, а Жанну нарекли Орлеанской девой.

Летом состоялась и предсказанная коронация дофина, которой предшествовала целая череда побед, в результате которой Франции были возвращены многие оккупированные англичанами земли.

Пророчество для пророчицы

В 1430 году Жанна сделала еще одно пророчество, и касалось оно на сей раз ее самой. В нем Жанна говорила, что святые предупреждают ее об опасностях и испытаниях, которые ей грозят.

Непонятно, почему она не сделала ничего, чтобы их избежать, но факт остается фактом: дальше все пошло по наихудшему сценарию.

Вероятно, девушку вдохновлял пример Спасителя, который также знал свою судьбу и смело пошел ей навстречу.

Новоиспеченный король перестал обращать внимание на пророчества экзальтированной девушки. К тому же популярность Жанны в народе выросла до невиданных высот, и это становилось неудобным для еще шаткого трона правителя.

Поэтому когда Жанну пленили бургундцы и затребовали выкуп, Карл отказался спасти завоевавшую ему трон провидицу. Бургундцам было все равно, кому сбыть товар, поэтому Жанну сразу после отказа Карла перепродали англичанам. Те понимали ценность Жанны как пленницы и, не колеблясь, заплатили требуемую сумму.

И хотя формально судили Жанну французы, процесс полностью контролировался захватчиками.

Памятник Жанне Орлеанской девственнице, Париж. pixabay.com

Пропаганда играла большую роль во все времена, поэтому требовалось разрушить легенду о непорочности и святости Орлеанской девы, чтобы подорвать веру в правоту ее дела. Заодно можно было доставить неприятностей Карлу: если слова Жанны о его королевском происхождении будут подвергнуты сомнению, можно начать новую интервенцию.

Вначале за дело взялась инквизиция. Жанну принуждали признаться в ереси и ведьмовстве, пытались доказать ее плотскую связь с дьяволом, а видения фикцией или свидетельством дьявольских происков.

Но девушка стойко выносила допросы, не попадалась в расставленные ловушки, так что «признания – царицы доказательств» святые отцы не добились. А уважаемые матроны вновь подтвердили девственность Жанны, так что история об утехах с дьяволом провалилась на корню.

Тем не менее ей было предъявлено обвинение в кощунстве и ереси – и Жанна подписала отречение от своих заблуждений.

Но через несколько дней пленница заявила, что не понимала сути подписываемого документа, и поставила свою подпись только из-за страха перед огнем. Выяснилось, что неграмотной француженке зачитывали не тот текст, который реально был написан на бумаге.

Инквизиция все же передала пленницу светскому суду с обвинительным заключением – ересь. Судьи тянуть не стали и отправили спасительницу Франции на костер в тот же день.

Памятник Жанне д'Арк на месте ее сожжения в Руане. Владимир Шеляпин / Wikimedia

* * *

Уже будучи узницей, Жанна сделала несколько предсказаний, касавшихся судьбы Франции. В одном из них она говорила, что англичане через семь лет будут полностью изгнаны с французских земель. Так и произошло.

Светский суд оправдал Жанну через 25 лет после казни. Католическая церковь причислила ее к лику святых в 1920 году, через полтысячелетия после описываемых событий. Многие «чудеса» Средневековья давно развенчаны, но и у современных ученых нет никакой версии относительно «механизма» пророчеств Орлеанской девы.

Источник: https://www.eg.ru/society/461130/

Жанна д’Арк – обычная девушка с необычной судьбой

Когда жила жанна дарк. Кто осудил Жанну на сожжение? Суд над Жанной д’Арк и её казнь

Жанна д’Арк – национальная героиня Франции. Эта девушка смогла в 17 лет командовать армией, преломить ход Столетней войны и участвовать в освобождении страны. Она единственный человек, осуждённый католической церковью, но впоследствии ею же реабилитированный и канонизированный. О биографии Орлеанской Девы известно мало, но она считается положительным историческим деятелем.

Детство и юность Жанны д’Арк

Будущая спасительница Франции родилась в Домреми – деревушке у границ Лотарингии. Согласно официальной версии, это случилось 6 января 1412 г., однако точные годы жизни Жанны д’Арк не установлены: когда папа Пий X причислял её к лику блаженных, он указал, что девочка появилась на свет в 1408 или 1409 г.

О детстве известно мало. Родители, вероятно, считались зажиточными, хотя некоторые источники сообщают, что это была крестьянская семья. Жанна росла набожной и часто ходила в церковь. В то время шла Столетняя война, конца которой ничто не предвещало, поэтому в народе появилась легенда о деве из Лотарингии, спасающей страну.

Жанна была обычным ребёнком, но в возрасте 12 или 13 лет стала слышать голоса с небес. Предположительно это был архангел Михаил и великомученицы Екатерина Александрийская и Маргарита Антиохийская. Иногда они являлись как видения – по словам Жанны, она даже могла их обнять.

Неожиданные гости приказывали освободить Орлеан, вернуть на престол Карла VII и изгнать англичан. Четыре года Жанна сопротивлялась видениям, но всё же сдалась.

Первые шаги к спасению Франции

Когда будущей героине исполнилось 16 лет, она поехала в город Вокулёр, чтобы поговорить с управляющим – капитаном Робером де Бодрикуром. Жанна планировала добиться встречи с дофином Карлом, но поддержки не встретила: ей попросту не поверили.

Девушка вернулась домой, а через год вновь отправилась к Бодрикуру и добилась своего, впечатлив капитана целеустремлённостью, а также предсказанием результата будущей “Селёдочной битвы”. Возможно, сыграло роль и пророчество о деве из Лотарингии.

Де Бодрикур отправил девушку к дофину. Ей выдали лошадей, сопроводительное письмо, мужской костюм и несколько сопровождающих.

Встреча с дофином Карлом

В марте 1429 г. Жанна добралась до Шинона, где в то время жил Карл. Последний, желая проверить гостью, усадил на трон подданного, а сам встал в стороне.

Хитрость не удалась – девушка узнала будущего монарха и подошла к нему, сообщив, что послана высшими силами спасти свою страну. Затем они отошли и общались наедине. Тема разговора осталась неизвестной, но окружающие обратили внимание, что Карл после него выглядел счастливым.

Церковнослужители подвергли Жанну испытаниям и допросам, результатом которых стало подтверждение чистоты её помыслов. Также девушке разрешили надевать мужскую одежду и выковали доспехи. После этого Карл допустил её к армии.

Жанна Орлеанская

Голоса приказывали Жанне, которую к тому моменту уже окрестили Девой, освободить Орлеан. Туда она и направилась, по пути посетив часовню в Блуа. Там, по легенде, хранился меч короля Карла Великого. Девушка забрала оружие, чтобы оно принесло ей удачу.

Когда отряд Жанны прибыл под стены Орлеана, известие о Деве из Лотарингии облетело всю Францию, поэтому солдаты радостно встретили 17-летнюю военачальницу. Талант полководца у неграмотной простолюдинки проявился сразу, но девушка утверждала, что её ведут небесные помощники.

Осаждённый Орлеан казался неприступным, но Жанна с маленьким отрядом умудрилась проникнуть в город и освободить бастион Сен-Лу. Вслед за этим в борьбу вступили остальные войска и крепость была взята за 4 дня. Юная девушка смогла совершить то, что не удавалось опытным полководцам, и за это удостоилась титула Орлеанской Девы.

Коронация Карла VII

Победа имела важное психологическое значение – солдаты поверили в свой успех и в Жанну. Следующей задачей отважной девушки была коронация дофина, для чего следовало освободить Реймс – город, где традиционно совершалось это торжество.

Карл долго колебался, не решаясь отдать приказ о наступлении, но в армии царил небывалый патриотический подъём. По командованием Орлеанской Девы войска выступили на Реймс 9 июня, освободили по пути Луару, Жаржо, Божанси и другие города, а 17 июля дофин был коронован и официально получил имя Карл VII. Жанна присутствовала на церемонии.

Пленение и казнь

Для завершения миссии Орлеанской Деве надо было освободить Францию, поэтому она убеждала Карла наступать на Париж, пользуясь смятением в рядах англичан. Однако монарх вновь проявил нерешительность, упустив благоприятный момент.

Весной 1430 г. военные действия всё же начались, но 23 мая в битве за Компьень, осаждённый бургундцами, девушка попала в плен. Герцог Бургундский просил за неё выкуп, но Карл VII на это не согласился, поэтому пленницу продали более заинтересованному противнику. В начале зимы она была перевезена в Руан.

Англичане не собирались просто казнить Жанну Орлеанскую, они хотели прежде очернить её имя, а приговор девушке должен был вынести французский суд, чтобы у соотечественников не осталось сомнений в её грехах. Для этой цели возглавить процесс пригласили местного епископа Пьера Кошона.

Слушания начались 21 февраля 1431 года. Жанна держалась мужественно, отрицала все обвинения и даже на самые коварные вопросы отвечала так, что её слова нельзя было истолковать двояко.

Казнить девушку по надуманному предлогу было нельзя – в таком случае в глазах народа она бы стала великомученицей. Сломить Орлеанскую Деву удалось хитростью: 24 мая церковнослужители подвели её к костру, сложенному якобы для неё, и предложили подписать согласие на отречение от ереси и перевод в другую тюрьму.

Жанна не стала отказываться, но документ подменили на другой, с признанием всего, в чём её обвиняли. В числе прочих пунктов было ношение мужской одежды – немыслимое преступление для женщины в те времена.

Когда девушка поставила подпись, её вернули в тюрьму, где силой отобрали платье, фактически вынудив вновь облачиться в мужское одеяние. Естественно, поступок оценили как упорство в ереси, поэтому сразу приговорили заключённую к смерти.

Казнили Жанну д’Арк в Руане 30 мая 1431 г. Жанна мужественно держалась до конца, уже с костра выкрикнув, что вызывает епископа на божий суд. Затем попросила палача дать ей крест, и, получив две хворостины, сложила их соответствующим образом. Очевидцы утверждают, что почти все присутствующие на казни плакали.

Реабилитация

Карл VII, зная, что Жанне грозит смерть, не предпринял ни одной попытки её выручить, однако в 1452 году инициировал второе судебное разбирательство. На решение монарха повлияли просьбы матери девушки, а также собственное желание убедиться, что он взошёл на престол с помощью героини, а не еретички.

По указу короля были собраны все документы, отправлены гонцы на родину Жанны д’Арк, опрошены участники процесса и его свидетели. В ходе проведения расследования стало окончательно ясно, что девушка невиновна, а судьи сами нарушали закон.

Все обвинения с казнённой были сняты 7 июля 1456 г. Процесс объявили недействительным, а один экземпляр несправедливого заключения суда показательно разорвали перед собравшимися. Так доброе имя легендарной Девы было окончательно восстановлено.

В 1920 г. папа Бенедикт XV канонизировал её, назначив памятный день 30 мая, и сейчас статуя святой есть почти в каждом французском католическом храме. Жанна д’Арк на картинах и в скульптурных композициях изображается в доспехах, со знаменем или мечом в руках.

Альтернативные варианты истории

В биографии Жанны д’Арк много нестыковок и отсутствующих фрагментов, благодаря которым появились дополнительные версии жизни и смерти французской героини. Некоторые легенды возникли ещё в XV в.

Так, распространено предположение о дворянском и даже королевском происхождении девушки: историки находят косвенные подтверждения тому, что Жанна могла быть дочерью Изабеллы Баварской и Людовика Орлеанского или Карла VI и его фаворитки.

Не менее популярна гипотеза о том, что Жанна в действительности не погибла. Свидетели казни не могли видеть её лицо, так как оно было скрыто капюшоном, а сам костёр оцеплен солдатами, не позволяющими подойти ближе.

Официальная версия истории отвергает доводы бастардистов (сторонников королевского происхождения) и сюрвивистов (сторонников чудесного спасения), однако предположения обсуждаются до сих пор.

Как бы ни обстояли дела, сегодня Орлеанская Дева – любимая героиня Франции, увековеченная в книгах, фильмах и памятниках. Французы ежегодно отмечают день Жанны д’Арк – он приходится на 8 мая, когда был взят Орлеан, а 30 мая память святой чтит католическая церковь.

Источник: https://onona.online/biografii/zhanna-d-ark

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.